У меня болела грудь рассказы

Я чувствовала грубую кожу его руки на своей мягкой, податливой груди. Он взял сосок своим большим и указательным пальцем, покрутил его и потянул за него очень осторожно.

— Нееееееееет………………………

Оооооооооооооооооооооо Он замечательно ласкал меня, но я должна была остановить это. Я не такая женщина. Никто не прикасался к моей груди с тех пор как я встретила Боба. Я пробовала освободиться. Мое сердце дико билось. Он был такой сильный, что я теряла всякую надежду прекратить это.

Он отклонил меня назад, прижал в угол и стянул мой халатик за спину. Он рассматривал мой белый кружевной лифчик, с выступающим соском. Он нашел застежку сзади, и расстегнул его — Нет, нет, Кен. Пожалуйста, не надо. Неееееттттттт…

Расстегнув лифчик, он потянул его вверх и открыл мои груди с молочной кожей под яркий свет комнаты. Он любовалснекоторое время, в то время как его пальцы ласкали ореол вокруг твердых сосков.

Я расслабилась. Я была так доступна. Как я допустила такое? Кен сжимал мою грудь несколько мнут. Он делал это замечательно. Я глубоко дышала. Я надеялась, что он чувствует до какого состояния он меня довел. Я хотела остановить его, но в тоже время не хотела, чтобы это прекратилось. Он ласкал меня так хорошо, несмотря на то, что был так молод. Он так много внимания уделяет моей груди.

Он слегка отклонял в стороны мои холмики и смотрел, как они возвращаются в исходное положение. Он обхватывал ладонью всю грудь и делал блинное медленное движение по часовой стрелке, двигая грудь вместе с рукой. Он мягко сжимал грудь, а затем осторожно тянул за сосок. Это было так приятно, особенно когда он тянул за соски.

Он тихонько ласкал мою полностью открытую плоть.

— Когда мне было 10 лет, мы играли здесь с Бобби и мы нашли несколько Ваших фотографий, сделанных полароидом.

Я точно знала о каких фотографиях идет речь. Это было несколько эротических фотографий, которые Боб сделал для себя. Я была очень рада, что никто их больше никогда не видел.

— С того для я хотел играть с Вашими холмиками. Я догадывался, что они такие мягкие и гладкие. Ваши груди стали еще прекраснее с тех пор, как я видел их на фотографиях 10 лет назад, а соски просто фантастика.

Он убрал свою руку с моей груди и пристально посмотрел на нее. Я покраснела. Я не могла ничего сделать. Его ласки были очень приятны, но знала, что не должна позволять этого и пыталась освободиться. Когда я попыталась отстраниться, он очень сильно сжал мою грудь. Мне стало больно. Я перестала сопротивляться и снова расслабилась.

— Пожалуйста, Кен. Ты не должен этого делать. — Мой голос дрожал.

— Вам это нравится. Я чувствую это по Вашему дыханию.

Мое дыхание было очень частым из-за напряжения и испытываемого мною возбуждения.

Кен развязал пояс моего халата и распахнул его, открыв мои маленькие белые трусики. Его левая рука оторвалась от груди и направилась вниз к талии, а затем еще ниже. Его пальцы проскользнули под рузинку трусиков.

— Нет, Кен. Остановись…. Пожалуйста, не делай этого.

.. не лезь ко мне в трусики. Не трогай меня там.

Я начала дрожать и глубоко дышать. Мои колени задрожали. Я никогда не была под контролем мужчины так как сейчас. Это одновременно и пугало и возбуждало. Я не могла освободиться от этого крепкого объятия.

Его рука проскользнула под резинку и остановилась на тоненькой полоске пушистых волосиков. Она намотал несколько волосков на палец и тихонько потянул, не делая мне больно, только играя. Он исследовал мой холмик между ног.

— Пожалуйста, не прикасайся ко мне там. Ты можешь прикасаться к моей груди, только не трогай меня там… Ты можешь делать все, что ты хочешь с моей грудью. Только, пожалуйста, не трогай меня ниже.

Я была бы счастлива, если бы он играл с моей грудью и оставил мою нижнюю часть в покое. Я почти кричала. Его пальцы дотронулись до моих больших губок и очень нежно проверили из форму и структуру. Он погладил мою левую губку и перешел к правой.

Я попробовала сомкнуть ноги, но его сильное бедро было между ними. Его пальцы медленно исследовали мой орган. Я почувствовала, что истекаю соками. Я действительно сильно возбудилась и начала двигать бедрами в различные стороны, чтобы освободиться.

— Оооооо. Кен, поиграй с моей грудью, пососи мои соски для меня. Мне было так хорошо, когда играл с ними. Мне нравится, когда ты сдавливаешь мои соски. Оооо… Кен, почему ты не трогаешь мою грудь? Ущипни меня за сосок.

После этих слов, его пальцы проскользнули между моими мокрыми губками, нашли клитор и начали нежно его ласкать.

Эти ласки были так приятны.

— Оооооооооо….

Мне было так хорошо. Мое дыхание стало глубоким. В очередной раз мое тело вздрогнуло, когда палец легко проскользнул внутрь меня. Это была самая приятная ласка, которой я подвергалась когда-либо.

— Ты очень возбуждена, Пенни.

— Оооо… Пожалуйста, не надо, Кен. Прекрати. Убери свои пальцы, пожалуйста.

Он тихонько двигал своим пальцем туда-сюда, мастурбируя меня таким образом. Невольно, я развела свои ноги в стороны и начала двигать бедрами в такт его движениям.

— Оооооо…..

Кен направил в меня еще один палец, а затем еще один, заполнив мою пораженную плоть своей. Он тихонько двигал ими несколько минут. Он вернулся к моему торчащему клитору и обхватил его освашимися пальцами.

— Оооооо……

Мне казалось, что сердце выскочит из моей груди.

— Ооооо… Кен, мне так хорошо. Пожалуйста, не останавливайся. Я очень хочу тебя.

— Вы не знаете сколько раз я фантазировал о том, как буду Вас онанировать. Когда Вы носили плотно облегающую одежду и я мог видеть даже губки Вашего влагалище, это доводило меня до бешенства. Однажды, когда мне было около 14-ти, я лежал на полу в этой комнате, и Вы прошли около меня. Я мог видеть Ваше сокровище, скрытое только тоненькой полоской трусиков. Я пошел домой и потом очень часто вспоминал об этом.

Я посмотрела в его голубые глаза. Я взяла его голову руками, притянула к себе и поцеловала прямо в губы глубоким, интимным поцелуем. При этом мой язык проник у нему в рот.

Кен полностью освободил мои руки.

Не прекращая нашего поцелуя, я одной рукой обняла его, а второй потянулась к промежности. Я поглаживала его возбужденный член через поношенные джинсы. Моя рука проскользнула к нему. Там я нашла его возбужденный член и обхватила пальцами. Когда я последний раз видела его, он был не больше дюйма диной (тогда Кен был очень маленьким мальчиком). Сейчас он был не меньше 8 дюймов и твердый как палка. Вытянув его наружу, я начала потихоньку двигать по нему своей рукой. Я ласкала его раздувшуюся головку.

Кен сбросил с меня халатик, его руки освободили мои груди, а затем вернулись в моему влагалищу. Его палец раздвинул губки моего нижнего ротика и снова нашел клитор.

136

Загрузка…

Источник

[ 18 ]

Категория: Студенты

Наверное, в нашем институте не было таких парней, кто не хотел бы оказаться в постели с Вероникой Васильевной. Я никогда не мог нормально сосредоточиться на её лекциях. Эта сочная сорокалетняя красавица с нежным мурчащим голосом и грудью седьмого размера слишком сильно возбуждала, чтобы думать о науке. А на экзаменах, сидя перед ней и чувствуя её запах, член напрягался до боли. Стоит ли говорить, что я сдавал ей зачёты с трудом?

Читайте также:  Болит грудь и идут коричневые выделения что это может быть

На третьем курсе я завалил экзамен по её предмету. Я слишком засмотрелся на вырез её блузки. Я попросту не мог внятно говорить, сердце бешено колотилось.
— Что с тобой? Ты к экзамену готовился? — спросила она, слегка улыбаясь.
— Я не готов… то есть готов, просто я… мне чуть больше времени надо. — сдавленно ответил я.
— Ну хорошо, посиди ещё немного и подготовься получше.

Её нежный сладкий голос… А последняя фраза была произнесена таким эротичным полушёпотом. Я сел за парту и уставился в конспект, стараясь отогнать из мыслей образ Вероники Васильевны. Но мои записи в тетради смешивались во что-то совершенно нечитаемое. Пытаясь собраться с мыслями, я даже не заметил, как остался с Вероникой наедине.

Она подошла ко мне и склонилась над моим конспектом. Я почувствовал, как её шикарная грудь упёрлась мне в плечо. Мне стало сложно дышать от напряжения, мой член снова начал вставать, но тугие джинсы мешали ему. Я попросил её разрешить мне выйти. Сказал, что хочу в туалет, но мне просто нужно было поправить член.

Едва очутившись за дверью, я сразу опустил руку в трусы и поправил член так, чтобы ему не мешали штаны. Головка члена предательски торчала наружу, и мне пришлось выпустить свою футболку так, чтобы она скрыла мой член. Я ощущал тупую боль от его напряжения. Выждав для приличия ещё две минуты, я вернулся в аудиторию.

Сев обратно за парту, я заметил, что её грудь выпирает из выреза ещё сильнее. Охх, этот вырез сводит меня с ума! Я никогда не видел такой роскошной груди. Мне было так сложно сдерживать себя, рука буквально сама тянулась к члену. Эхх… я должен закончить с этим экзаменом, но вместо этого я представлял, как я сегодня приду домой и буду ласкать себя, стоя в душе и думая об этой умопомрачительной преподше.

Она подошла ко мне. «Ну что, готов или нет?» — спросила она, стоя передо мной, чуть наклонившись. Её грудь слегка покачивалась, а мой член упирался мне в живот. Её грудь так близко ко мне. Я так отчётливо вижу её выпирающие соски

— Уже минут десять ты просто сидишь и ничего не делаешь, а теперь ещё и вопроса не расслышал?

С каким наслаждением я бы припал к её мягкому животику и к обнажённым бёдрам… она злится, а я не могу отвести глаз от её губ, таких чувственных, таких нежных. Я представил, насколько нежны они бы были, лаская меня.

— Ты не замечтался тут? — Её рука легла мне на плечо.
— Простите — вот и всё, что я смог выдавить из себя. Мой член буквально взрывался от напряжения.
— Расскажи-ка лучше, о чём ты так мечтаешь. — улыбнулась она.

— Извините, ни о чём, — я сгорал со стыда. Опустив взгляд вниз, я заметил, что нижний край моей футболки сполз в сторону, и головка моего члена торчит наружу. «Чёрт, она ведь всё видит» — только и успел подумать я.
— Ну можешь и не рассказывать, и так понятно. Только на меня и смотришь. — В её голосе чувствовалась насмешка.
— Простите, я больше так не буду.

— Почему же? Можешь смотреть на меня сколько захочешь

— Правда?

Чёрт, какая-же она знойная. В нашем институте нет ни одной такой, которая могла бы сравниться с ней.
— Конечно. Нравлюсь, да? — Она снова перешла на этот эротичный полушёпот.
— Очень. — отвечаю я почти шёпотом

— А как оценишь мою грудь?

— Это самая шикарная грудь, которую я когда-либо видел.
— Вот как? Может, хочешь потрогать? — сказала она, и наклонилась поближе.

И она ещё спрашивает! Я робко вытянул руку, и меня будто током пронзило от прикосновения к её холмикам. Она восхитительна.
— Смелее, не стесняйся. — сладко прошептала она.
Я робко гладил склоны её горочек и казалось, что мой член растёт всё больше и больше. Дрожащими руками я водил по немыслимо прекрасным склонам её груди и чувствовал гордые выступы её сосков.

Она села мне на колени и приобняла за плечи. Я больше не мог сдерживаться и начал целовать её прекрасную грудь. Мои руки легли на её горячие обнажённые бёдра. Она прижалась ко мне чуть плотнее, надавив грудью на лицо, а её лоно прижалось к члену. В нетерпении я стал расстёгивать её блузку, одновременно пытаясь понять, где найти застёжку её лифчика. «Это преступление — носить лифчик с такой прекрасной грудью» — пронеслось у меня в голове.

Она сбросила блузку и стала целовать меня взасос. Её проворный язычок оказался у меня во рту, а её нежные руки проскользнули под мою футболку, стали ласкать меня, забираясь выше. Вскоре моя футболка отлетела в сторону. Я начал расстёгивать ширинку и ремень, иначе бы их порвал мой член. И в тот же момент она сняла свой лифчик.

То, что я увидел, было неописуемо. Это олимп, воплотившийся в форму женской груди. Набухшие розовые соски размером с кулак покачивались перед моим лицом. Я тут же начал целовать их и массировать языком. Она сладко застонала. Я обнял её за попку и продолжил ласкать её, время от времени опускаясь и целуя её мягкий живот.

Через некоторое время она опустилась и стала целовать в губы. Наши языки сплелись, и я ощущал вкус её помады. Её влажные соски скользили по моему телу. Как же она нежна и страстна одновременно, она тёрлась о меня, массируя своим телом моё тело. Я в нетерпении стянул свои джинсы, желая чувствовать её на своём члене.

— Может, и с меня снимешь? — прошептала она.
И она ещё спрашивает, это была моя самая заветная мечта с тех пор, как я её первый раз увидел. Она встала передо мной, и я стянул с неё юбку вместе с трусиками, будучи не в силах отвести взгляд от этого прекрасного треугольничка между её ног. Мне даже казалось, что её нежный лобок и животик ничем не уступает её груди.

Она села на корточки передо мной, взяла мой член в руку и стала играть с ним, провела язычком по моей груди и стала целовать и лизать моё тело, постепенно спускаясь вниз. Вскоре её язычок коснулся головки члена, быстро сменившись поцелуем. Я застонал от удовольствия, опасаясь, что нас кто-нибудь услышит.

Она обхватила член губами и стала нежно и плавно сосать. рассказы эротические Это был мой первый в жизни минет, я с трудом верил, что это происходит наяву. Она сосала, сладко причмокивая, её язычок вращался вокруг ствола.
— Аххх, это лучшее, что я когда-либо испытывал с девушкой. — сказал я. — Зайка, ты великолепна!
После слова «зайка» она заглотила ещё глубже. В моих глазах помутнело, я начал задыхаться; я гладил её волосы, а она заглатывала мой член целиком.

Через некоторое время она замедлилась, вынула член из ротика, облизала его по всей длине и поцеловала.
— Спасибо, солнышко, это было прекрасно. — сказал я.
— Ну ведь это только начало. — ответила она, приподнимаясь.
— Конечно… Что ты хочешь, чтобы я сделал для тебя?

Читайте также:  Болит левая грудь при надавливании

— Ничего, расслабься, я сама для тебя всё сделаю

— Мм, ты сводишь меня с ума! Мне никогда не было так хорошо.

Наклонившись, она сжала мой член между грудей и начала массировать. Закусив губу, чтобы не закричать на всю аудиторию, я начал двигать бёдрами в такт её движениям. Она покачивала грудью немного в стороны, то сжимала груди сильнее, то расслабляла… потом просто прижала их к члену и двигалась, целуя мой живот. Я гладил руками её груди, плечи и шею, наслаждаясь её массажем.

— Я уже не могу, я хочу тебя. — сказала она, отпуская мой член.
— Я весь твой, милая. Я так давно хочу тебя.
Она села на меня верхом, направив мой член в себя. Как же я мечтал об этом! Её соки потекли по моим бёдрам, внутри её киски было невероятно горячо, мягко и мокро. Я гладил её спинку, ласкал её попку, стоная от её мерных покачиваний. Мы слились в страстном поцелуе, но это нисколько не заглушало наши с ней стоны.

Я уже забыл, где мы находимся и что было до этого. В тот момент для меня не существовало ничего, кроме моей Вероники. Она двигалась всё быстрее, вращая бёдрами немного по кругу, её груди сильно раскачивались, она кричала, и я кричал вместе с ней.

Она впилась в мои плечи и кончила, её киска сильно пульсировала, словно доила мой член. Я прижал её к себе очень крепко и кончил, заполняя её спермой. Мы тяжело дышали, наши тела были мокрыми от пота. Я продолжал кончать и тихо вскрикивал каждый раз, когда очередная капелька спермы покидала мой член.

— Ты бесподобна. — прошептал я и поцеловал её.
— Ты просто класс, котик. — ответила она и поцеловала в ответ.
— Мне никогда не было так хорошо. — я поцеловал её снова, поглаживая её попку.
— Ты так и не сдал экзамен. — прошептала она. — Так что придётся тебе придти завтра на пересдачу. И ещё послезавтра… на индивидуальные занятия.

На индивидуальные занятия я, конечно же, ходил регулярно. И сдавал все экзамены. Вероника Васильевна была моим лучшим преподавателем.
Автор: Jusaki

Источник

Короткие эротические рассказы разных авторов

Подожди, не вынимай, — голос Наташи был чуть слышен.
Прошло несколько минут тишины, нарушенной только нашим учащен-
ным дыханием. Потом я услышала чмоканье — звук извлеченной
свечи. Наташа села на кровати и стала осыпать меня поцелуями.
— Хочешь я сделаю тебе такое? — сказала Наташа, проведя рукой
по моему животу и потрепав шерстку. Но у меня не было уже сил.
Возбуждение прошло. Я чувствовала себя полностью опустошенной.
Мы улеглись и скоро спали глубоким сном. Наташа проснулась
первая и разбудила меня. Я сразу вспомнила, чем мы занимались
ночью. Наташа почувствовала мое смущение, ласково обняла меня,
поцеловала и сказала: — Вставай, дурочка! Целый день я вспоми-
нала, что было у нас ночью, думала о будущих ночах и вообще
довела себя до такого состояния, что Наташа поняла все и, в
ответ на мой вопрощающий взгляд, обещающе улыбнулась. Перед
сном я тщательно вымылась, одела чистую сорочку, надушилась.
Вообще готовилась, как невеста в первую брачную ночь. Я первая
ушла в свою комнату. Наташа возилась с рацией, передавая пос-
леднюю сводку. Как это будет и, что я при этом буду чувство-
вать? Наташа постаралась побыстрее управиться и со свечой в
руках вошла в мою комнату. — «Наташа, только не надо при свете
» — Глупышка,- сказала она и погасила свечу. Руки Наташи нащу-
пали мое тело. Она несколько раз поцеловала меня, проведя теп-
леньким языком по зубам и деснам. Я еще не умела так целовать-
ся. Погладив меня через сорочку, она опустила брительки и
спустила ее до пояса. Горячими руками стала гладить мои груди.
Груди моя гордость. Они высокие, крепкие и всегда останавлива-
ли на себе взгляды мужчин. От Наташиных ласк у меня внутри все
трепетало. Потянув она сняла с меня сорочку. Я ждала, что бу-
дет дальше. Руки Наташи ласкали мое тело, касаясь самых интим-
ных мест. Губами она захватила мой сосок, теребила его и,
иногда, легонько покусывала. Потом губы ее перешли на другую
грудь, живот, бедра и продолжали медленно бродить по телу, мне
было очень приятно. Наташа опустилась перед кроватью на коле-
ни, развела мои бедра и, вдруг, поцеловала меня. Я инстинктив-
но попыталась сдвинуть ноги. Но ее голова не давала. Она пос-
тавила мои ступни себе на плечи и губы ее и мои (только не
рта) слились вместе. Теплый язык Наташи заскользил, остренько
вонзаясь во влажную глубину. Ласка была ни с чем не сравнима,
щекотанье языка отзывалось во всем теле, что-то подкатывалось
к горлу, как-будто какая-то невидимая нить соединила Наташин
язык с моим сердцем. Я замерла, боясь каким-либо неосторожным
движением разрушить ощущение блаженства.
— Лиечка, а ты кисленькая. Ах ты моя конфетка!-проговори-
ла Наташа, на мгновение отрываясь от меня. Ее горячее дыхание
обжигало меня. Поцелуи продолжались, я уже не могла лежать
спокойно, ноги мои судорожно сжимались, мешая ей. Наконец, она
от меня оторвалась и села рядом. Я нетерпеливо ждала, Наташа
шарила по столу.
— Холодная, — сказала она и вдруг засмеялась,- сейчас я
ее согрею.
Она потянула руку к своим бедрам и, я поняла, где она
согревала. И вот теплый скользкий конец коснулся меня и плавно
скользнул внутрь. Свеча двигалась, но ожидаемого удовольствия
почему-то не достовляла. Она была твердая, неподатливая и
больно упиралась во что-то. По напряженному телу Наташа поня-
ла, что мне больно. Я сделала движение и освободилась от све-
чи.
— Миленькая,- сказала Наташа,- ты же не проснулась еще
для этого, бедненькая моя, один раз в пьяном виде, что было у
тебя с Толькой, можно не считать.
— Ну ничего, я попробую помочь тебе по другому.
Она опять стала меня целовать и гладить и, когда почув
ствовала, что у меня опять между ног мокро, ввела туда палец.
Палец нежно касался разных уголков внутри меня, был гибким и
понимающим. Наташа время от времени справлялась у меня:
— Так хорошо?
И получив утвердительный ответ продолжала. Снова теплая
волна прошла через мое тело. Бедра мои то разжимались, то сжи-
мались, и вдруг что-то теплое, как мне показалось, потекло у
меня внутри живота, сладкая судорога прошла по моему телу, я
вскрикнула и застонала, потом обессиленная и пустая распрос-
терлась на кровати. Наташа укрыла меня одеялом и, через мину-
ту, я спала.

Часть 4

Наташа.

Прилет вертолета накануне Нового года принес в нашу с
Лией жизнь совершенно неожиданные перемены. С вертолетом при-
летел сам начальник нашего управления. Как оказалось, он был и
Алешиным начальником. Алешей мы стали звать нашего пострадав-
шего после того, как он сбрил бороду и оказался нашим ровесни-
ком, всего года на 2-3 старше. Алешина поисковая партия входи-
ла в наше управление. И вот какое неожиданное предложение по-
лучил Алеша от начальника. Мы давно просили прислать к нам на
время механика, чтобы поправить ветряной двигатель, наладить
агрегат зарядки аккумуляторов, который постоянно барахлил и
доставлял нам массу неприятностей. Женщинам все же трудно во-
евать с разными заляпанными смазкой железными клеммами.
Начальник управления, узнав о том, что Алеша уже выздоровел,
предложил ему задержаться и привести в порядок всю нашу техни-
ку. Т.к. Алеше до конца весны практически делать было нечего
(его машины остались в поле), то он согласился. Начальник был
очень рад — одной заботой у него стало меньше. На радостях, а
также учитывая, что в нашем положении появился мужчина, он ос-
тавил дополнительно 5 литров спирта.
— Только смотри, не спаивай девушек, они у меня скромные
— водки не пьют и мужчин не любят.
Вертолет улетел и мы с Лией стали готовиться к встрече
Нового года. Алешка же с утра до вечера возился со своим желе-
зом, домой приходил только перекусить, и обещал к Новому году
наладить дизель, а потом ветряк. От него пахло бензином и ма-
шинным маслом, а после того как он починил мясорубку, мы поня-
ли, что в нашем девичьем монастыре появился мужчина. Новый год
решили отпраздновать торжественно. Сразу два таких события:
Новый год и появление в нашем коллективе, пусть временно, но-
вого члена. Мы с Лией достали лучшие наряды и приготовили ве-
ликолепную закуску. Алеша попробовал нам помогать, но толку в
этом оказалось мало и мы прогнали его заниматься своим ржавым
железом. Перед самым вечером мы с Лией сделали маникюр, соору-
дили сложные прически. Алеше, правда, одеть было особенно не-
чего. Он так и остался в тренировочном трикотажном костюме.
Часов в 10 вечера мы засыпали в печку уголь, что оказалось
лишним. Когда мы провожали старый Новый год, жарища в доме
стала невыносимой. Алеше было хорошо, а нам пришлось заменить
наши наряды на простые халатики. За столом было очень весело.
Мы пили спирт разбавленный водой и вареньем. Лия поймала тан-
цевальную музыку и, я, с шутливым поклоном, пригласила Алешу
на дамский танец. Алеша оказался галантным кавалером. Он стро-
го соблюдал очередность, танцуя то со мной, то с Лией. Ох, как
хорошо было снова ощущать себя в мужских объятиях! Мы танцева-
ли танго, тесно прижавшись друг к другу. Сквозь тонкую ткань я
чувствовала Алешину грудь, теплый живот и бедра. Алеша держал
меня руками выше талии. Его руки с боков слегка сжимали мою
грудь. Танцы возбуждали меня. Лия тоже была взволнована, влюб-
ленными глазами она смотрела на Алешу. Очевидно, она тоже нра-
вилась ему, т.к.я заметила, что во время танца, когда Лия
склонила голову ему на плечо, он украдкой поцеловал ее в щеку.
Со мной Алеша позволял еще больше вольностей. Когда мы втроем
сидели на диване и распевали песни, я почувствовала, как его
рука, лежавшая до этого на моей талии, передвинулась и стала
гладить мою грудь. Я сделала вид, что ничего не замечаю . Мы
довольно много выпили в жаркой комнате и захмелели. Развалив-
шись посреди дивана, мы начали рассказывать анекдоты. Причем
чем дальше, тем острее. Лия набралась нахальства и даже пока-
зала Алеше наш журнал. Мы с Лией изучили его уже наизусть, но
сейчас, просматривая его вместе с мужчиной, испытывали вновь
очень острые ощущения. Нам было интересно, что испытывает Але-
ша. Разглядывание фотографий, да и собственное бесстыдство
возбуждало нас. После такого журнала анекдоты пошли еще более
острые, ни в какие ворота нелезущие. Лия предложила выпить на
брудершафт, и мы с удовольствием подхватили эту идею. Наполнив
рюмки, мы выпили и Алеша поочереди поцеловал нас. Поцелуи были
полуоффициальные и никого из нас не удовлетворили. Лия, на ко-
торую спирт подействовал больше нас, закричала, что поцелуи
при посторонних — это не интересно и предложила постороннему
при поцелуях удаляться. Притворив в жизнь хорошую инициативу,
я вышла в соседнюю комнату, оставив Алешу и Лию одних, немного
подождала, а потом спросила, скоро ли они там.
— Подожди, твоя очередь не пройдет сказала Лия.
В конце концов я не выдержала и вошла. При свете догора-
ющих свечей, я заметила, как рука Алеши соскользнула с Лииного
колена. Глаза Лии блестели, руками она торопливо поправляла
халатик. Настала очередь выходить ей. Я села Алеше на колени,
и наши губы слились в долгом поцелуе. Рука Алеши легла на мою
грудь. Чтобы ему было удобно, я растегнула верхнюю пуговицу.
Снова поцеловались. А рука Алеши под лифчиком гладила меня. В
этот момент вошла Лия. Она была совсем пьяная.
— Ах, вы хитрые! Я тоже так хочу.
Она снова наполнила рюмки, прогнала меня с колен Алешки,
села сама и, не дождавшись пока Алеша выпьет, стала его цело-
вать. При мне Алеша еще стеснялся ласкать Лию. Я отошла к две-
ри нашей комнаты. В полусвете я видела, как Алеша просунул ру-
ку на грудь, но ему мешал ее тугой лифчик. Тогда Лия распахну-
ла халатик сверху вниз, отстегнула одну брительку и обнажила
левую грудь. Алеша стал ее гладить и целовать. Рука Алеши ста-
ла гладить Лию по бедру и по чуть темневшему сквозь прозрачную
ткань холмику. Тогда я вошла в комнату и сказала, что они уже
так далеко зашли, что мне их не догнать. Дрогнув ресницами,
Лия открыла глаза. На лице ее было написано ничем не прикрытое
желание. Грудь ее оставалась обнаженой, она только прикрыла ее
рукой, когда я вошла. Я села рядом с Алешей, выпила с ним из
одной рюмки, потом ушла в свою комнату, сбросила халатик, со-
рочку, лифчик и, одев халатик, снова вошла к ним. Для храброс-
ти нам пришлось выпить еще по одной рюмке, и обе мои обнажен-
ные груди оказались под его руками. Лия горящими глазами смот-
рела на нас. Когда Алеша оторвался от меня, она сказала:
— Eще немножко.
Зрелище взаимных ласк мужчины и женщины необычайно воз-
буждали ее. Она встала, подошла ко мне и растегнула мой халат,
взяла руки Алеши и положила мне на бедра. Алеша вскочил на но-
ги, повалил меня на диван и начал ласкать. Его губы поочередно
касались моих сосков, грудей, живота, бедер. Руки скользили по
телу, трогая и как бы изучая его. Поняв, что сейчас уже дозво-
лено все, я взяла руку Алеши и положила ее под трусы на свое
тело, а своей рукой сжала вертикально стоящий член Алеши. Але-
ша замер, поколебавшись немного вскочил, сорвал с себя одежду
и предстал перед нами совсем голый. Я залюбовалась его краси-
вым, сильным телом. Лия не сводила глаз с того, что больше
всего занимало ее в устройстве мужчины. Алеша лег между нами и
помог нам снять то немногое, что еще оставалось на нас. Тесно
прижавшись друг к другу горячими телами, мы лежали неподвижно.
— Потрогай у Лии и приласкай ее, — тихонько шепнула я
Алеше.
Алеша положил руку на каштановый Лиин холмик и стал пог-
лаживать его, временами касаясь чуть влажного входа. Лия
вздрагивала от Алешиных прикосновений и ласк. Потом он встал
на колени перед диваном и стал целовать внутренние стороны ее
бедер, постепенно приближаясь к прикрытым розовым губкам. И

Читайте также:  болит грудь при нажатии соска

Источник